12.01.2023

«Отец сказал, что я недалекий»: как хоккеиста «Ак Барса» запугивали вором в законе Ромой Сычом

«Любого хоккеиста спросишь: «Вы сегодня выиграете?» — любой скажет, дескать, да, выиграем.

Хоккеист, который проходит потерпевшим в деле о вымогательстве, рассказал свою версию событий

«Любого хоккеиста спросишь: «Вы  сегодня выиграете?» — любой скажет, дескать, да, выиграем. Это связано с  профессиональными моментами, а  не ставками»,  — объяснял в  суде хоккеист «Ак  Барса» Артур Бровкин причину, по  которой исправно платил другу миллионы за  «защиту» от  мифических  группировщиков, проигравших на  ставках. Бровкин изложил свою версию, как отдал подсудимому Максиму Сидорову 4,3  млн рублей. Хоккеист уверял: сам брал кредиты, чтобы откупиться, и  даже попросил маму взять заем в  банке, объяснив ей, что прогорел в  Finiko. А  написал заявление только тогда, когда рассказал отцу, что его запугивают вором в  законе Ромой Сычом и  московскими авторитетами. Подробнее  — в  материале «БИЗНЕС Online» из  зала суда.


Откуда хоккеист  познакомился  с  будущим обидчиком

Хоккеист «Ак  Барса» Артур Бровкин   накануне пришел в  суд лично. Правда, тем, кто не  интересуется хоккеем, опознать его было  бы сложно  — в  высоком молодом человеке в  маске и  синей куртке ничего не  выдавало профессионального спортсмена. С  журналистами он  не  разговаривал, лишь держался своего представителя Айрата Хайруллина . «Без комментариев»,  — единственное, что произнес хоккеист до  суда, продолжая отворачиваться от  многочисленных камер. С  подсудимым Максимом Сидоровым он  тоже не  разговаривал  — будучи когда-то хорошими знакомыми, они даже не  поздоровались в  зале суда.

Председательствующий по  делу, зампред Ново-Савиновского суда Олег Семенов установил личность потерпевшего по  делу. Бровкин сообщил, что ему 21 год, живет он  в  Казани, у  него высшее образование, женат, детей  нет. На  вопрос о  месте работы заявил: «Хоккеист, ООО  „СКП Татнефть  — Ак  Барс“». Его представитель Хайруллин просил закрыть от  СМИ судебное заседание, сославшись на  то, что в  процессе могут быть раскрыты какие-то личные данные из  переписок, а  также данные о  ХК  «Ак  Барс», которые могут составлять коммерческую тайну. Однако суд в  этом отказал.

Допрос Бровкина растянулся почти на  час. В  это время он  стоял за  трибуной, напротив судьи, а  по  правую руку от  него сидел подсудимый и  его бывший друг Сидоров, который практически ни  разу на  него не  взглянул. Между тем, Бровкин заверил судью, что неприязненных отношений между ними нет.

Как Бровкин потерял почти 5  млн рублей  — версия следствия

По  версии следствия и  обвинения, Сидоров вымогал деньги у  Бровкина в  течение года, с  апреля 2021-го по  апрель 2022-го. Сидоров, считает следствие, думал, что его друг финансово обеспеченный, и  решил на  этом заработать. Он  якобы рассказал хоккеисту выдуманную историю, что некие криминальные авторитеты потеряли на  ставках, сделанных по  прогнозам Бровкина. И  припугнул криминальным авторитетом по  кличке Зига  — мол, он  может «осуществить физическое насилие» или распространить «позорящие сведения». Бровкин, испугавшись, начал перечислять Сидорову деньги. За  все время, считает следствие, хоккеист отдал своему другу 4,8  млн рублей. При этом последний транш в  500  тыс. рублей проходил под контролем силовиков после того, как Бровкин обратился в  полицию. При получении денег Сидорова и  задержали.

Чуть позже был задержан Марат Хасанзянов по  кличке Зига, однако вскоре уголовное дело в  отношении него прекратили  — теперь он  проходит свидетелем по  делу. Кроме того, статью о  вымогательстве (ст. 163 УК  РФ), предъявленную Сидорову изначально, переквалифицировали на  мошенничество (ст. 159 УК  РФ).

Сам Сидоров на  первом судебном заседании заявил, что признает вину частично, а  именно в  части ущерба  — только 4,3  млн рублей, за  исключением «муляжных» 500  тыс. рублей.

—  Что вам известно по  делу, расскажите, пожалуйста? —  начал допрос старший помощник прокурора Ново-Савиновского района Рамиль Гильмутдинов . Забегая вперед, Бровкина в  суде фактически допросили дважды: сначала вопросы задавал гособвинитель, а  затем судья, буквально «вытянувший» из  него все обстоятельства по  делу.

Бровкин рассказал, что познакомился с  Сидоровым где-то в  2017–2018 годах через общего знакомого Айдара Нурмиева , с  которым играли в  хоккей на  любительском уровне. «Не  очень хорошо с  ним общались. Нурмиев Айдар мне сказал, что его [Сидорова] судят за  какое-то дело, подробности не  знаю»,  — сказал Бровкин про Сидорова тех времен. Однако судимость не  сыграла важного фактора в  их  отношениях  — и  уже примерно в  2020 году, продолжал Бровкин, они с  Сидоровым стали «более-менее хорошо общаться». Общались и  их  родители, даже дружили семьями. Наверное, поэтому Бровкин безоговорочно доверял Сидорову. Но  что-то пошло не  так.

Бровкин рассказал, что познакомился с  Сидоровым (на фото справа) где-то в  2017–2018 годах через общего знакомого  Айдара Нурмиева, с  которым играли в  хоккей на  любительском уровне

Как  «попал» на  деньги

«В  2021 году он  [Сидоров] мне позвонил и  сказал, что группировщики с  Квартала проиграли на  твоем прогнозе [на исход матча] два миллиона рублей. Сказал, что они пойдут в  клуб, будут тебя искать и  не  дадут дальнейшей жизни»,  — вспоминал Бровкин. Ни  в  клуб, ни  в  полицию хоккеист не  обратился, потому что, по  его словам, Сидоров его запугал. «Сказал, что есть в  клубе люди, которые общаются с  этими группировщиками, тебя слушать не  будут, выкинут с  такой репутацией, что ты  дальше играть в  хоккей не  сможешь,  — пересказывал Бровкин. —  По  поводу полиции  — он  сказал, что „подкинут наркотические вещества, и  ты  уедешь по  статье“».

При этом хоккеист уверяет, что никаких прогнозов, тем более для ставок, он  не  делал . «Никаких… —  здесь Бровкин замялся, пытаясь сформулировать предложение. —  Допускаю, что были разговоры, но  это связано с  профессиональными моментами, никак не  связано со  ставками».

Судья попросил объяснить этот момент еще подробнее. «[Сидоров] мне сказал: ты  сказал, что вы  выиграете, а  вы  проиграли. Это связано с  профессиональными моментами, а  не  со  ставками. Любого хоккеиста спросишь:  «Вы  сегодня выиграете?»  —  любой скажет, дескать, да, выиграем, и  этим он  и  воспользовался»,  — путанно пытался «разжевать» хоккеист. На  уточняющий вопрос судьи твердо ответил: никаких договоренностей и  разговоров про ставки у  него ни  с  кем не  было.

Так или иначе, вопрос с  «группировщиками» надо было решать, и  Сидоров, по  словам Бровкина, заявил: «Позвоню Зиге [кличка Марата Хасанзянова , еще одного фигуранта дела]». «Сказал, что Зига все решит. Вопрос, с  его слов, был закрыт, но  он  [Зига] попросил за  это деньги»,  — продолжал рассказывать хоккеист. Так Сидоров и  дальше рассказывал своему другу, что Зига  решает все вопросы.

Но  затем появилась новая «проблема». «Летом он  [Сидоров] мне сказал, что группировщики с  Квартала вышли на  более серьезных людей»,  — рассказывал Бровкин. Хоккеист уже хотел  пойти в  полицию или в  клуб, но  Сидоров его осадил  — мол,  разве ты  не  заботишься о  своей репутации?  И  предложил решать вопросы своими методами. «[Сидоров] сказал, что Марат по  кличке Зига выйдет сейчас тоже на  [человека]  по  кличке Коба, а  дальше Коба, по  его словам, выйдет  на  вора в  законе Сыча ( Роман Сычев   — прим. ред.)»,  — рассказывал Бровкин историю, в  которую безоговорочно поверил.

«Любого хоккеиста спросишь  — вы  сегодня выиграете? Любой скажет, что „Да, выиграем“, и  этим он  и  воспользовался» Фото: «БИЗНЕС Online»

Но  план Сидорова дал сбой  — «кварталовские» их  якобы внезапно определили. «По  его словам, группировщики с  Квартала вышли на  Сыча, и  предложили за  мою голову шесть миллионов. Ой, пять миллионов рублей» ,  — спокойно рассказывал Бровкин. У  Сидорова, по  его словам, тут  же нашлось решение проблемы: надо заплатить больше, то  есть перекупить вора в  законе. И  даже якобы вызвался помочь сам: мол, когда у  Сидорова были проблемы (надо было выплачивать деньги потерпевшим по  решению суда), Бровкин ему помог, и  теперь Сидоров в  знак благодарности готов был помочь  хоккеисту. Причем довольно интересным способом: по  словам Бровкина, Сидоров сказал ему, что «с  того дела» (о  мошенничестве с  телефонами, за  которое его судили) у  него осталась внушительная сумма  — 6  млн рублей. Хранились они якобы в  ячейке банка, оформленной на  его крестную. Ради Бровкина Сидоров эту ячейку готов был распечатать.

Но  вот незадача: за  досрочное закрытие ячейки банк взял с  него комиссию, и  вместо 6  млн рублей Сидоров якобы получил на  руки только 4,8  млн рублей. Ничего не  поделаешь  — придется добавлять, заявил Сидоров Бровкину. «Тебе нужно будет доплатить, чтобы Сыч пошел за  нас, а  не  за  группировщиков с  Квартала» ,  — так якобы сказал Сидоров. Он  попросил накинуть сверху еще «150-300 тысяч». «Эти деньги нужны были, чтобы отдать Сычу, чтобы Сыч за  меня пошел»,  — пояснил он  на  уточняющий вопрос гособвинителя. В  своих показаниях, которые позже огласил прокурор, Бровкин объяснил это еще логичнее: «Потому что кварталовские группировщики предложили за  меня 5,1  млн рублей, и  надо было предлагать большую сумму».

Пугали, кстати, не  только «головой», но  и  некими профилактическими мероприятиями. «[Сидоров] постоянно мне говорил, что мне прострелят колени, что не  смогу в  хоккей играть, говорил, что сделают „профилактику“ тебе,  — как будто жаловался Бровкин в  суде. —  [Говорил, что] если не  найдешь деньги, то  тебе прострелят колени  — не  будут убивать, но  сделают так, чтобы ты  не  вернулся в  хоккей».

Бровкин заявил, что ему причинен ущерб на  4,3  млн рублей, с  оговоркой «если не  ошибаюсь». Между тем, обвинение и  следствие говорит об  ущербе в  4,8  млн рублей  — с  учетом последнего транша в  500  тыс. рублей, которые были муляжом Фото:  Maksim Konstantinov/Global Look Press  / www.globallookpress.com

«Отец мне сказал, что я  недалекий»

В  какой-то момент у  Бровкина, наконец,  возникли сомнения, и  он  попросил Сидорова показать ему хоть какие-то доказательства, что с  него трясут деньги. «Он  говорил, что есть скрины сообщений, но  никогда их  не  показывал»,  — сказал Бровкин. По  его словам, видел эти скрины он  лишь однажды, но  и  то  заметил, что «один человек пишет, и  этот  же человек отвечает». Бровкин сразу понял, что это «фейк», но  Сидоров придумал невнятное объяснение этому: «Там авторитетные люди, им  поверят на  слово, а  тебя никто слушать даже не  станет, никакие экспертизы проводить не  будут, все равно ты  останешься виноватым». Бровкин снова в  это поверил.

К  слову, на  Сыче история не  закончилась, и  теперь в  ней появились уже некие московские авторитеты  — правда, их  имен Сидоров Бровкину не  назвал. «По  его [Сидорова] словам, он  вышел на  московских воров в  законе, и  эти воры в  законе постоянно решали вопросы с  группировщиками с  Квартала. Группировщики с  Квартала тоже обращались к  кому-то… И  вот они так постоянно»,  — сказал Бровкин. При этом на  уточняющий вопрос судьи он  заявил, что не  знаком ни  с  Зигой, ни  с  Кобой, ни  с  Сычом, и  ни  разу их  не  видел, не  считая фотографий Зиги в  мессенджере, и  не  общался.

Последняя сумма, которую Сидоров озвучил хоккеисту  — 500 тысяч рублей . По  словам Бровкина, несмотря на  то, что друг считал его богатым (спортсмен  же, в  конце концов), денег у  него не  было  — родители даже  брали кредиты. Один из  них Бровкин попросил взять свою маму.

«2  июля 2022 года я, чтобы отдать деньги Сидорову, попросил маму взять кредит под предлогом того, что потерял свои деньги в  Finiko,  — рассказывал Бровкин еще во  время следствия, а  в  суде объясни.:  — Я  говорил [маме], что занял деньги у  товарищей, что надо деньги отдавать. Про Сидорова не  сказал». Из  этих кредитных денег Бровкин «занял» у  матери 450  тыс. рублей и  передал наличкой Сидорову.

Но  на  последний транш у  него видимо, не  хватило уже ни  сил, не  денег, и  он  решил признаться родителям. «Так как денег не  оставалось уже совсем, я  поехал и  сказал отцу [про эту ситуацию]. На  что отец мне сказал, что я  „недалекий“, мы  поехали в  органы полиции»,  — самокритично признался Бровкин. И  последний транш он  передавал Сидорову уже под контролем сотрудников полиции: по  его словам, из  всех купюр настоящими были только 11  тыс. рублей, остальные  — «кукла». Причем интересно, что Сидоров уже будто предполагал, что его могут задержать: в  последний момент поменял место встречи, а  перед тем, как взять деньги, вышел из  машины и  огляделся. Не  помогло.

Бровкин заявил, что ему причинен ущерб на  4,3  млн рублей, с  оговоркой «если не  ошибаюсь». Между тем, обвинение и  следствие говорит об  ущербе в  4,8  млн рублей  — с  учетом последнего транша в  500  тыс. рублей, которые были муляжом.

Адвокат Сидорова  Булат Марданов  уточнил, что сейчас с  Бровкиным ведутся переговоры о  возмещении ущерба. Сам Бровкин заявил, что Сидоров вернул ему всего 20  тыс. рублей в  августе этого года

«Я  давал ему по  500 тысяч в  месяц, хотя у  меня тоже проблемы были, кредиты!»

Адвокат Сидорова Булат Марданов уточнил, что сейчас с  Бровкиным ведутся переговоры о  возмещении ущерба. Сам Бровкин заявил, что Сидоров вернул ему всего 20  тыс. рублей в  августе этого года. Но  пока переговоры никакого результата не  дали. «[Они предлагают выплачивать по] 25 тысяч в  месяц. Нет, [я на  это не  согласился]. Я  же давал ему не  по  25 тысяч в  месяц, а  по  500 тысяч в  месяц, по  300 тысяч, по  700 тысяч.  Хотя у  меня тоже были проблемы, кредиты были, по  150 тысяч в  месяц у  меня платеж [был]!»  — заявил Сидоров.

Как позже перечислит гособвинитель, Бровкин действительно перечислял ему в  месяц немаленькие суммы, причем не  одним траншем, а  десятками  — иногда по  2  тыс. в  день, иногда по  десяткам тысяч. Так и  накапала внушительная сумма. Сидоров просил перечислять деньги на  карту своей мамы, чтобы «не  светить» свою. Более того, из  показаний Бровкина следует, что Сидоров требовал его чуть  ли не  в  целом обеспечивать Зигу  — один из  денежных переводов, например, пошел якобы на  ремонт его квартиры, еще 50  тыс. рублей  — на  похороны тестя…

Судья уточнил, подтверждает  ли подсудимый Сидоров слова потерпевшего Бровкина. «Частично»,  — неуверенно ответил тот, прикрываясь папкой от  камер.

—  С  чем не  согласны? —  спросил его судья.

—  Хотели  бы в  дальнейшем, в  ходе допроса [рассказать]… —  повторяя подсказку адвоката, сказал Сидоров, но  судья настоял: раз уж  потерпевший пришел, нужно выяснить. —  С  суммой [ущерба я  полностью] согласен. Со  ставками [не согласен].

—  А  что там со  ставками? —  спросил судья, но  так и  не  получил ответа,  Сидоров еще раз настоял, что даст показания в  процессе.

На  следующее судебное заседание планируется вызвать свидетелей  — в  их  числе может оказаться и  Хасанзянов по  кличке Зига.

Анастасия Гусева Фото: «БИЗНЕС Online» Видео: «БИЗНЕС Online»

Последние новости

В Казани 30 млн рублей выделили на проведение Сабантуя

В Казани почти 30 млн рублей заплатят подрядчику за проведение Сабанбуя в двух районах.

Агрызцам рассказали, что делать при укусе клеща

С 1 по 30 апреля укус клеща зафиксирован у 15 человек На вопрос читательницы отвечает заведующая отделом Елабужского филиала Центра гигиены и эпидемиологии по РТ в Елабужском, Менделеевском,

Названы причины смертности в Агрызском районе за последние две недели

Наибольшее количество летального исхода приходится на возраст старше трудоспособного - 10 человек Главный врач ГАУЗ "Агрызская ЦРБ" Эдуард Овчинников выступил с анализом смертности среди жителей района,

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *