08.03.2023

Волонтер Мария о Донбассе: «Погибнуть можно и в ДТП, под обстрелами – шансов меньше»

Доставить автомобиль бойцам в зону спецоперации? Без проблем! Собрать деньги на хирургическое оборудование?

Доставить автомобиль бойцам в зону спецоперации? Без проблем! Собрать деньги на хирургическое оборудование? Легко! Для жительницы Казани Марии Ефремовой такие задачи по плечу. Она возит гуманитарные грузы на Донбасс, помогает смертельно больным и снимается в кино. Как все уживается в одной хрупкой женщине – в репортаже «Татар-информа».

Православный волонтер, которая помогает медвзводу на Донбассе, раз в месяц ездит на прифронтовую территорию, снимается в кино и успевает быть любящей мамой для своих двух дочек. Мария Ефремова – удивительная женщина, которая смотрит в глаза своему страху, а все ради людей, которые ждут от нее помощи.

В Международный женский день мы расскажем о Женщине с большой буквы. Она много лет помогала казанскому хоспису, различным благотворительным фондам. Сейчас, будучи активной прихожанкой храма Серафима Саровского в Казани, словно магнит, притягивает к себе людей, вместе с которыми собирает помощь бойцам в зону СВО. Медикам, которые спасают раненых солдат, а также доставляет гуманитарную помощь мирным жителям.

Помощь Донбассу собирают несколько православных приходов

Встретиться с Марией задача не из простых – в ее плотном графике не так много свободного времени, все расписано по минутам. Но полчаса для «Татар-информа» она все-таки нашла. И вот, запыхавшаяся, она вбегает в редакцию, опоздав на полтора часа. Извиняется, объясняет, что целый день на бегу – готовится к новой поездке на Донбасс. Обменявшись парой слов, начинаем интервью, и тут она случайно вспоминает – сегодня еще не обедала, а стрелки часов уже приблизились к четырем вечера. Решаем побеседовать в столовой.

Только за обедом мы спокойно начинаем разговор. Маша рассказывает, что ритм ее жизни действительно бешеный. Успевает работать в своем фотосалоне, развозить дочек по кружкам и студиям и заниматься волонтерской деятельностью, причем в совершенно разных областях.

«Я тут еще должна костыли забрать, завтра уже в дорогу», – упоминает в разговоре Мария.

Объясняет – мирные жители прифронтовых городов и поселков очень нуждаются в средствах реабилитации. Костыли повезет не только для гражданских, но и для медвзвода – там точно пригодятся, отмечает она.

«Собрать помощь для тех, кто живет в Лисичанске и округе, помогают прихожане храма Серафима Саровского. Мы объявляем сбор через соцсети и наши печатные издания. Дома у меня сейчас все до потолка забито коробками, коридор узкий очень, там вообще не пройти», – делится Мария Ефремова.

Приход Серафима Саровского большой и активный. Прихожане регулярно организуют благотворительные акции, собирают вещи, деньги и проводят различные развлекательные мероприятия. Именно благодаря прихожанам этого храма удается собрать помощь для медвзвода мотострелкового батальона.

«Первый раз я поехала туда в ноябре. Меня попросили волонтеры, им нужен был фотограф и водитель в одном лице. Но получилось так, что мы попали вообще не туда, куда планировали», – вспоминает Мария.

Добровольцы оказались в медвзводе – увидели, как проводят операцию тяжелораненому бойцу. Под тусклым светом лампы, не предназначенной для таких операций, медики пытались спасти полностью обожженного солдата.

«Когда я первый раз туда зашла, оторванная конечность меня не так смутила, как полностью обожженный человек, и еще глаз у него отсутствовал. Командир медвзвода – он врач-реаниматолог по образованию – выполнял какие-то манипуляции. Мне разрешили это снимать, но мне было очень неудобно. Я понимала, что человек, который там лежит, меня не видит, но я считаю, что это не этично», – рассказывает волонтер.

К слову, Мария еще и профессиональный фотограф. На Донбассе она сделала огромную серию снимков, посвященных жизни прифронтовых территорий. Часть из них пока показывать нельзя, она бережно хранит эти фотографии, не выставляя на суд общественности. Мария надеется, что когда-нибудь они увидят свет.

И так, прожив несколько дней в медвзводе, Мария узнала, что медикам очень необходимо специальное оборудование.

«Я тогда твердо решила, что должна помочь. Вернулась в Казань, организовала сбор и через полтора месяца привезла им ноутбук, хирургическую лампу и дизельный генератор», – рассказывает волонтер.
Кроме того, Марии удалось пригнать в Лисичанск УАЗ, машина была необходима для эвакуации раненых.

«Собрать и приобрести все, в чем так нуждались медики на передовой, удалось благодаря активному участию прихожан нашего храма и прихода святого апостола Андрея Первозванного города Зеленодольска, Раифского монастыря и службы «Милосердие-Казань», которая проводила централизованный сбор средств. Сбор поддержали неравнодушные жители Республики Татарстан и других регионов России. Люди переводили деньги, предлагали иную помощь, старались всячески проявить участие. Такая поддержка воодушевляла, и я верила, что постепенно общими усилиями мы сможем собрать сумму, необходимую для покупки машины», – рассказывает Мария.

Когда деньги были собраны, встал вопрос – где же найти подходящую машину? УАЗ нашелся в Балтасинском районе. Продавец, узнав, для кого покупают его автомобиль, сам пригнал его в Казань.

Таких поездок на Донбасс было уже несколько. Снова и снова Мария собирала помощь и отправлялась на прифронтовую территорию.

«У нас появилось стихийное волонтерское движение. Мы едем в Лисичанск, и нас просят помочь что-то подвезти. В этот раз попросили УАЗ какой-то для танковой бригады пригнать», – поделилась волонтер.

Ездит обычно в сопровождении других добровольцев. Всю необходимую помощь перевозят с помощью «Газели», управляет ей житель Зеленодольска, сам прошедший Афганскую войну.

«Мы оплачиваем ему бензин и очень скромно оплачиваем его труд – человек все-таки работает, тратит свое время, но то, что мы ему платим, это очень скромно», – поделилась Мария.

«Даже бывалые бойцы думали, что это уже в нас летит сто процентов»

Несмотря на то что Мария так легко рассказывает о своих поездках в разбитые бомбежками города, дело это совсем не безопасное.

«Во вторую поездку был очень жесткий обстрел. Мы находились в Попасной, когда там дислоцировался медвзвод. Били не конкретно по нам, но где-то очень близко. Даже командир взвода сказал, что находиться снаружи совсем не безопасно. Я его спросила: ‘’От того, что мы зайдем внутрь, что-то изменится, нас это как-то спасет?’’ Он сказал: ‘’Нет’’», – рассказывает Мария.

Мария вспоминает, что тогда решила остаться на улице, чтобы не оказаться под завалами.

«Мы сидели в кромешной темноте. Это было начало декабря, было темно, но все было видно и очень слышно. Временами даже бывалые бойцы думали, что это в нас летит сто процентов: “Ой нет, не в нас, хорошо”», – рассказывает она.

Мария говорит, тогда страх пропал напрочь.

«У меня, наоборот, было ощущение полного спокойствия. Если случится – значит, случится. Погибнуть можно и в дороге – в ДТП очень часто люди гибнут. Погибнуть под обстрелами очень мало шансов, если ты не на передовой. Там война идет, люди друг в друга стреляют. А тут прилетит или не прилетит – это еще вопрос. Я человек верующий, поэтому я подумала: за меня столько людей молятся, и меня сейчас возьмет тут и убьет? Я еще столько сделать должна в этой жизни», – делится Мария Ефремова.

Женщина вспоминает актера Сергея Пускепалиса , который погиб в ДТП вместе с коллегой, когда они вдвоем гнали бронированную машину на фронт.

«Так же и командир батальона “Призрак” Андрей Марочко с позывным “Добрый”, столько воевал, через такое прошел и погиб в аварии. Никогда не угадаешь. Человек сидит дома – газ взорвался, тромб оторвался. Или у меня сосед вот вышел, поскользнулся, ударился головой и умер. Но больше всего пугает долгая и мучительная смерть, например, если ногу оторвало и человек кровью истек. Я видела очень страшные ранения, в муках человек умирать может очень долго, несколько месяцев. Это очень страшно», – рассуждает Мария.

«Я помогала хоспису, но оказалось, что это больше нужно было мне самой»

Вида смерти Мария не боится – в 16 лет она, будучи студентом-медиком, проходила стажировку в Шамовской больнице.

«Пока мои сокурсники две недели протирали тумбочки в пятой городской больнице, я стажировалась в самом ходовом тогда отделении токсикологии. Туда то и дело приезжали скорые. Очень удачно я проторчала там на практике почти три месяца. Меня водили в морг, за патологоанатомом регулярно наблюдала, мне тогда это было очень интересно. Вид внутренних органов человека у меня не вызывает страха. Даже когда со мной или моими близкими что-то случалось, я не терялась. Два года назад у меня был тяжелый перелом, я на катке сломала все кости в лодыжке. Пока меня везли в больницу, всю дорогу смеялась», – вспоминает она.

Потом Мария работала в казанском хосписе. Когда там только появилось отделение для взрослых, очень нужна была поддержка волонтеров, чтобы просто прийти и посидеть рядом с пациентами, поговорить по душам.

«Уход за ними был хорошо организован, но простого человеческого общения им не хватало. Тогда сестры милосердия только начинали работать, они не успевали, и мы с отцом Виталием Беляевым начали туда ходить. Он причащал, соборовал, я молитвы читала, бывало, что и над усопшими», – рассказывает Мария.

Там она столкнулась с тяжелобольными, умирающими от онкологии и других страшных болезней. Говорит, хорошо, что сейчас есть паллиатив и людям облегчают их предсмертные муки.

«Я тогда очень много узнала о смерти. Меня спрашивают: “Как ты не боишься?” Я боюсь, только дурак не боится, просто у меня притуплено это чувство, какое-то отложенное оно. У меня такое же отношение к смерти, как и у всех, просто я понимаю, что она обязательно будет. Как говорит мой товарищ, эту остановку еще никто не проезжал. Это я уже давно осознала. И то, что я начала ходить в хоспис, это, наверное, больше нужно было мне, чем им», – говорит Мария.

Там волонтер узнала, как разговаривать с умирающими людьми, и поняла, что тема смерти у таких пациентов не под запретом. Они хотят говорить о смерти.

«Муж мне говорил, что больше не будет пускать меня в хоспис, ругался, что я приходила домой и ревела. А мне Владимир Владимирович Вавилов говорил: “Если мы не будем плакать, нам тут делать нечего. Мы же люди, и мы должны сочувствовать”», – рассказывает волонтер.

Этот опыт, приобретенный на практике в больнице и в хосписе, сильно помог Марии во время поездки на Донбасс.

«В Попасной я видела очень много трупов. Когда я была там в ноябре, повсюду лежали тела бойцов ВСУ, а когда вернулась туда в январе, они уже превратились в скелеты – уже просто кости и одежда сверху. Их никто не забирает. Они своих бросают, раненых им проще пристрелить, чем тащить, поэтому их там так много лежит. Меня это почему-то вообще не смущает, но я не хотела бы увидеть смерть ребенка. Это вообще невыносимо», – делится Мария.

«В 7-м классе я прочла два тома материалов Нюрнбергского процесса»

На вопрос, откуда сколько мужества, Мария уверенно отвечает – это все от деда.

«Меня так воспитали. Мой дед – фронтовик-пограничник. Я выросла на военных парадах, на военных фильмах и песнях. У нас дома всегда были военные. Мама работала в аэропорту старшим техником-метеорологом. Летчики к нам приходили в гости, пограничники. Дедушка, когда вышел на пенсию, стал председателем Совета пограничников ФСБ. Я с ним посещала все его собрания, митинги. У него был отвратительный почерк, ничего непонятно было, что он пишет, и я переписывала за него все документы», – поделилась Мария.

В библиотеке деда-фронтовика было больше тысячи книг – в основном литература серьезная, не для детей, но Мария вспоминает, что ее очень притягивали эти издания. Читала взахлеб.

«У него было два тома материалов Нюрнбергского процесса. И я начала читать их с седьмого класса. Эти здоровенные книги я таскала с собой в школу, учителя очень удивлялись. А еще у дедушки была дипломная работа, посвящена внешней политике гитлеровской Германии. Он заканчивала историко-юридический университет в Ашхабаде. Я ее прочитала еще в 8 классе всю», – рассказывает волонтер.

Мария говорит – у них вся семья пошла в деда характером, очень боевые. А вот супруг у нее спокойный и мягкий человек. Именно он остается с дочками, когда супруга уезжает «спасать мир», делает с ними уроки и водит их на кружки.

Дочки, воспитанные на фильмах о войне, и семейное участие в съемках

«Только не подумайте, что я плохая мать. Я очень много занимаюсь детьми. И они растут на том, чем занимаюсь я. Вот, например, если я была волонтером хосписа, то у меня старшая дочь посещала хоспис вместе со мной. Она участвовала в организации всех мероприятий, которые организовывала я», – рассказывает Мария.

Младшая дочь Марии снялась в фильме про блокаду Ленинграда, когда ей было всего два года, а потом еще и сыграла одну из главных ролей в фильме про детские дома Татарстана во время Великой Отечественной войны. Девочка участвовала в спектаклях, которые организовывали на приходе Серафима Саровского. Старшая дочь тоже с пеленок в театре и кино. Обе дочки Марии растут на военных фильмах и песнях – все в маму.

«Я тоже снималась вместе с ними в кино. Это проекты нашего приходского режиссера Марины Мусиенко . “Я не хочу умирать” и ”Мин сине Сагынам” . В последнем я играла медсестру, которая лечила детей, эвакуированных в Татарстан во время войны с разных уголков Советского Союза. Я, конечно, тогда даже подумать не могла, что практически повторю судьбу своей героини», – делится Мария.

Спустя два года после съемок началась СВО, Мария отправилась на Донбасс помогать медвзводу. Все как в фильме.

Последние новости

В Бавлах прошёл зональный семинар

В мероприятии приняли участие заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия РТ Гелюс Баязитов, глава Бавлинского района Ильяс Гузаиров, торговые представители по животноводству и растениеводству,

Межведомственный выезд комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав

            В апреле членами комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в Рыбно-Слободском муниципальном районе организованы межведомственные выезды в семьи, находящиеся в социально опасном положении.

«Сортировка мусора»

Дети детского сада «Теремок» поиграли в дидактическую игру "Найди лишнее, сортировка мусора" - это эффективный и увлекательный способ экологического образования дошкольников.

Card image

Как аутсорсинг может повысить эффективность вашего бизнеса

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *