«Электричество в ведре не унесешь»: что ждет энергетику Татарстана под санкциями?

«Критичные ситуации могут возникнуть везде.

«Татэнерго» оплакивает Заинку, СИБУР остался без Siemens, «Татнефть» тормозят «Силовые машины»

«Критичные ситуации могут возникнуть везде. Запчастей нет, но  их  можно найти на  черном рынке, они могут быть критично дорогими из-за долгого срока поставки»,  — говорят эксперты о  положении дел в  энергетике Татарстана после ухода иностранных компаний. Одной из  главных угроз называют снижение потребления, риск может наступить при введении Европой нефтяного эмбарго. О том, как предприятия энергоотрасли в  Татарстане спешно переходят на  отечественное  ПО, чем могут заменить турбину  GE  на  Заинке и  актуальна  ли еще «зеленая энергетика», — в  материале «БИЗНЕС Online».

Совокупная установленная мощность всей энергосистемы России  — около 250  ГВт, из  них на  иностранные ПГУ и  ГТУ (газотурбинные установки) приходится примерно 35  ГВт Фото: ©  Антон Денисов, РИА «Новости»

«Тревоги  — не  начнутся  ли веерные отключения света и  тепла  —  не  оправданы»

Энергетика одной их  первых  оказалась под действием санкций.  В  Татарстане в  2021 году уровень потребления электроэнергии составил 31,9  млрд кВт/ч. Собственная выработка достигла 26,9  млрд кВт/ч. За  6,5 месяца 2022 года потребление выросло на  4,6%. Это неплохой результат, учитывая, что в  объединенной энергосистеме Средней Волги за  этот  же период потребление не  изменилось, а  выработка снизилась на  0,3%. Но  что стоит за  этими цифрами?

Совокупная установленная мощность всей энергосистемы России  — около 250  ГВт, из  них на  иностранные газотурбинные установки приходится примерно 35  ГВт. Даже если их  одновременно отключить, то  в  целом стране хватит произведенной энергии, считает экс-председатель комитета Госдумы РФ  по  энергетике Иван Грачев. «Ничего катастрофического не  произойдет. Надо понимать, что никто разом это все из  строя не  выведет. Так что  тревоги  — не  начнутся  ли веерные отключения света и  тепла  —  не  оправданы, ничего подобного не  будет»,  — сказал  он.

Перенесем эти расчеты на  Татарстан. Мощности  энергосистемы республики составляют 8094  МВт. На  иностранные турбины (производства General Electric, установлены на  казанских ТЭЦ-1, ТЭЦ-2, ТЭЦ-3  — прим. ред. ) приходится 11%.

Если одномоментно по  какой-то причине  иностранное геноборудование будет отключено от  сети, никаких проблем для республиканской энергосистемы не  будет . Андрей Большаков Директор Регионального диспетчерского управления энергосистемы РТ

Недоступность западного генерирующего оборудования ставит под вопрос проекты модернизации российских электростанций. При этом их  избыточная мощность заставляет усомниться в  необходимости  такой модернизации. Это касается и  расположенной в  Татарстане  Заинской ГРЭС. 

Похороны «Заинки»: «Кто  же знал, что мировая общественность так некультурно себя поведет?!»

Мучительно выношенный проект модернизации Заинской ГРЭС остановлен из-за отказа американской General Electric отгрузить свою самую мощную газовую турбину.

Проект с  установкой самой современной ПГУ в  мире похоронен, все встало. Никто и  близко не  мог представить, что такое может случиться. Никто такой риск не  закладывал. Айрат Сабирзанов Первый замгендиректора «Татэнерго»

Под строительство парогазовой установки мощностью 850  МВт генерирующая компания брала крупнейший в  своей истории инвестиционный кредит у  ВТБ, общая сумма на  срок в  16  лет  — 36  млрд рублей. «Татэнерго» уже использовала часть кредита для расчетов с  турецкой Enka, которая строила само здание электростанции. Сабирзанов допустил «жесткие взаимоотношения» с  подрядчиком после срыва проекта. «Нам придется с  ними очень плотно побороться за  часть средств» ,  — рассказал он.

Можно  ли было избежать такого исхода? Ответ упирается в  характеристики газовых турбин. Чтобы достичь максимальной эффективности и  КПД (а  на  Заинке замахнулись на  фантастические  65%) без ведущих западных компаний не  обойтись  — вся отрасль зависима от  их  генерирующих установок. «„Татэнерго“ поставило цель  — построить хорошую эффективную турбину с  максимальным  КПД. Кто  же знал, что мировая общественность так некультурно себя поведет?!  Они взяли деньги и  не  поставили оборудование. Это настоящий грабеж »,  — возмущается независимый эксперт в  области энергетики, советник ректора КГЭУ Шамиль Файзрахманов. 

Зачем нужно модернизировать Заинскую ГРЭС?

Заинская ГРЭС  — крупнейший производитель электричества в  Татарстане, вырабатывает  26% от  общей генерации в  республике. География действия Заинской ГРЭС гораздо шире, чем Заинский район, Татарстан и  даже все Поволжье. Произведенная здесь энергия стекает в  общий котел, который охватывает всю Россию.

Первая очередь станции, когда-то максимальной установленной мощностью 2400  МВт электроэнергии и  110  Гкал/ч тепла, была построена в  1963  году. Разговоры о  модернизации Заинской ГРЭС ведутся долгие годы: несмотря на  постоянные точечные капремонты всех 12  блоков по  очереди, она морально устарела еще в  прошлом веке.

В  2018 году ГРЭС была загружена на  35%, и  выработала 7  млрд киловатт-часов, работает с  КПД  34%. Если станцию не  модернизировать, ее  придется вывести из  эксплуатации из-за неэффективности, говорят в  «Татэнерго». Закрытие привело  бы к  катастрофе для жителей города и  серьезным проблемам для остальных электростанций, которым пришлось  бы, вероятно, перейти на  повышенное производство электричества, что в  комбинированной модели выработки всех ТЭЦ повышает обогрев  атмосферы. Кроме того, эффективный блок с  КПД в  65% позволил  бы сэкономить более 500  млрд рублей за  16  лет из-за снижения цен на  электроэнергию.

Чем такое поведение чревато для подрядчиков?  Даже если деньги не  удастся вернуть сейчас, то  через несколько лет  GE  и  Enka могут захотеть работать в  России, и  наткнутся уже не  на  такой теплый прием, говорит Файзрахманов. По  его мнению, вина Enka, которая в  партнерстве с  американской фирмой  победила Siemens в  тендере, выше: «Именно турецкая Enka обязалась поставить турбину и  не  поставила. Надо четко зафиксировать потери государственной компании. Enka  — крупнейший девелопер среди иностранных компаний в  России, у  нее много недвижимости в  Москве. Нужно компенсировать затраты в  пользу государства за  счет объектов недвижимости».

Что теперь будет с  навороченной турбиной  GE, произведенной во  французском Бельфоре? Сабирзанов уверен, что ее  смогут использовать на  других площадках за  рубежом. «Востребованность турбин с  беспрецедентно высоким КПД  65%, с  учетом динамики роста стоимости на  газ, в  мире будет только расти»,  — отмечает он.

Файзрахманов настаивает, что уникальную турбину не  удастся пристроить куда-то в  краткосрочной перспективе, тем более она изготавливалась под определенные параметры татарстанского заказчика. «Ходят слухи, что ее  якобы перепродадут куда-то. Я  думаю, ее  судьба будет решаться минимум два-три года. Она будет лежать и  ждать своего часа»,  — сказал эксперт. 

Заменить газовую турбину класса 9HA.02  на  отечественную невозможно  — машины такой мощности в  России просто не  производят Фото: ©  Александр Гальперин, РИА «Новости»

«Выбирать не  приходится»: кто заменит General Electric?

Второй фронт борьбы «Татэнерго» за  Заинскую ГРЭС развернется в  Москве.  И  в  первый раз Татарстан с  трудом продвинул проект. Тогда президенту РТ  Рустаму Минниханову пришлось обращаться к  президенту России Владимиру Путину , чтобы модернизации Заинской ГРЭС дали зеленый свет. Со  скрипом на  тот момент вице-премьер Дмитрий Козак разрешил , правда, в  программу ДПМ (договор о  предоставлении мощности) включили всего один блок на  850  МВт, а  не  два, на  что замахивался гендиректор АО  «Татэнерго»  Раузил Хазиев.

Вариантов  у  «Татэнерго» в  нынешней ситуации немного. Заменить газовую турбину класса 9HA.02  на  отечественную невозможно  — машины такой мощности в  России не  производят. Эксперты видят два варианта. Первый  — найти похожую  старую турбину в  Иране. В  мае договорились о  поставках из  Ирана в  Россию запчастей и  турбин в  обмен на  сталь и  другие металлы. Китайские партнеры в  этом деле не  помогут  — у  них есть свое производство, но  турбины делают по  лицензии западных компаний. Второй  — использовать имеющееся у  «Татэнерго» основное оборудование парогазовой установки на  230  МВт. Это газовая турбина ГТЭ-160 производства «Силовых машин» по  лицензии Siemens, котел-утилизатор «ЭМАльянс» и  паровая турбина ЗАО  УТЗ. Генкомпания купила это оборудование в  2014  году.

«Как вариант, ее  (ГТЭ-160  — прим. ред. ) можно инсталлировать на  Заинской станции. Конечно, ее  планировали установить на  ТЭЦ в  Набережных Челнах, но  сейчас выбирать не  приходится , тем более она лежит мертвым грузом. К  сожалению, не  получилось построить такую мощную электростанцию»,  — говорит Файзрахманов.

Надо  ли будет заново протаскивать проект через программу ДПМ и  выбивать новую квоту? Если «Татэнерго» сможет максимально приблизить параметры нового проекта к  тому, что было утверждено, возможно, никаких дополнительных изменений в  нормативной базе не  потребуется. В  конечном итоге потребителям более важна поставка электроэнергии по  заявленной цене, рассуждает   Дзюбенко . «Как они выполнят это обязательство, нам  более-менее безразлично. Важно, чтобы цена была конкурентоспособной и  мощность надежно функционировала, давала потребителям выгоду, которая была заявлена на  старте»,  — сказал  он.

Если экономика проекта при переформатировании ухудшится, встает вопрос: насколько это лучше, чем вообще ничего не  делать и  отказаться от  проекта? «Нам нужна эта оценка, и  мы  уже запросили ее  в  Минэнерго и  Совете рынка. У  нас точно нет цели поддержать модернизацию Заинской ГРЭС во  что  бы то  ни  стало »,  — отрезал Дзюбенко.

Возможный отказ от  модернизации станции путем строительства парогазовой установки (ПГУ) мощностью 850  МВт принципиально на  энергосистему не  повлияет , рассказал нам замминистра промышленности и  торговли  РТ  Марат Минибаев . Дефицит конкурентоспособной электроэнергии возмещается за  счет перетоков по  сетям из  других регионов. 

«Мы, конечно, рассчитываем, что с  вводом новой генерации переток существенно уменьшится, и  продолжаем на  это рассчитывать, в  настоящее время решение об  отказе от  проекта модернизации не  принято»,  — надеется чиновник.

Помимо Заинской ГРЭС через программу ДПМ проходит Нижнекамская ТЭЦ-2 «Татнефти» со  строительством газовой турбины мощностью 155  МВт и  котла-утилизатора Фото: tatarstan.ru

Почему модернизацию ТЭЦ «Татнефти» перенесли на  год?

Помимо Заинской ГРЭС через программу ДПМ проходит Нижнекамская ТЭЦ-2 «Татнефти» со  строительством газовой турбины мощностью 155  МВт и  котла-утилизатора. Этот проект имеет немалую значимость для отрасли  — на  нем будет впервые использована отечественная турбина производства «Силовых машин» Алексея Мордашова. Казалось,  бы  с  ней проблем возникнуть не  должно, но, тем не  менее, санкции ударили и  по  этим планам  — «Татнефть», как пишут СМИ,  попросила начать модернизацию  на  год позже, дата запуска тоже смещается на  год, до  1  декабря 2025  года. 

В  «Силовых машинах» уточнили, что сроки поставки турбины не  меняются, поставка запланирована на  2023 год, но  наши источники настаивают, что инициатива по  переносу сроков исходила от  производителя. Для сборки турбины  потребуется внушительный список иностранных комплектующих (насосы, компрессоры и  пр. —   прим. ред. ), с  поставками которых сейчас проблема. Турбина Мордашова  — аналог машины Siemens, поэтому в  любом случае считать ее  полностью отечественной нельзя. « Турбина не  будет готова в  следующем году »,  — резюмирует один из  наших собеседников. 

Файзрахманов допускает, что после прохождения «детских болезней» турбины  «Силовых машин» можно будет поставить и  на  Заинскую ГРЭС  — несколько штук вместо одной мощной американской. Правда, от  этого, возможно, пострадает  КПД.

По  мнению наших экспертов, машины на  станциях «Татэнерго»  новые, их  модификации проверены временем, а  «детские болезни» устранены. Комплектующие для ремонта собственники  без усилий могут получить из  Индии  и  Китая Фото: ©  Александр Гальперин, РИА «Новости»

Выдержит  ли санкции американская Alberta имени Шигабутдинова?

Сегодня на  трех казанских ТЭЦ стоят турбины General Electric. Есть  ли риски с  их  сервисом и  ремонтом? По  мнению наших экспертов, машины на  станциях «Татэнерго»  новые, их  модификации проверены временем. Комплектующие для ремонта собственники могут получить в  Индии  и  Китае. Тревогу вызывает установленная  на  Казанской ТЭЦ-3  АО  «ТГК-16» (теперь принадлежит СИБУРу) турбина под названием Alberta (в  честь босса ТАИФа Альберта Шигабутдинова ) , которая была второй такого типа в  мире. Эта модель  — пионерская. Где в  случае поломки брать комплектующие, пока не  ясно. Китайцы и  индусы еще не  локализовали производство запчастей. 

Критичные ситуации могут возникнуть везде, говорит Файзрахманов и  приводит сравнение с  легковым автомобилем. Запчастей нет, но  их  можно найти на  черном рынке, и  они могут быть  критично дорогими из-за долгого срока поставки. «То  же самое здесь. Запчасти на  турбину можно найти, есть „серый“ рынок. Единственный вопрос в  некоторых уникальных комплектующих, которые как раз и  влияют на  КПД. Но  это тоже в  принципе поправимо»,  — уверен  он.

GE  — крупногабаритный  сборщик  и  обладатель  ноу-хау, но  практически все комплектующие он  производит на  сторонних площадках. В  России по  ним есть специалисты, но  это все старая школа. Новая школа только формируется, отметил эксперт. «Надо четко подходить к  стоимости запасных частей, чтобы не  было переоценки. Лопатка для турбины может быть сопоставима  со  стоимостью солидного внедорожника, а  их  должно быть несколько сотен »,  — предупреждает наш собеседник.

Особняком в  этой истории стоит Нижнекамская ТЭЦ-2, которую нефтяники обновили еще в  2015 году, используя отечественное оборудование. Это турбогенераторы Уральского турбинного завода и  котлоагрегаторы от  Таганрогского котельного завода. Риски с  поставкой компонентов к  ним практически исключены.

Неустойчивое положение дел с  ремонтом турбин может повлиять на  реализацию инвестпроектов, но  предварительный  анализ  проблем не  выявил, заметил Большаков. «Собственники от  своих планов не  отказываются, и  стараются максимально придерживаться утвержденного еще в  прошлом году графика ремонтных работ. Это связано и  с  тем, что на  этот год оборудование и  устройства под объекты  было закуплено заранее, плюс ориентирование на  отечественное производство»,  — объяснил директор РДУ.

Тем не  менее, риски с  поставками иностранного оборудования заставили генерирующие компании выйти к  правительству с  несколькими инициативами , рассказал Грачев. По  его словам, на  одном из  заседаний в  Совете производителей энергии были высказаны следующие инициативы:

Разрешить генкомпаниям досрочно и  без штрафов выводить из  эксплуатации иностранные ПГУ, чтобы сберечь их  ресурс Не  допустить роста цен на  энергоносители (уголь, нефть и  газ) Выделить до  400  млрд рублей из  федерального бюджета на  замену иностранного оборудования

Последний  пункт актуален для Заинской ГРЭС, и  Татарстану обязательно нужно «вклиниться в  эту историю», убежден Грачев.

А  вот первая инициатива не  у  всех вызывает восторг. «Одновременно они просят продлить эксперимент с  отечественными турбинами. Тут какая-то двусмысленность присутствует. Мы  просим коллег ответить  — вы  действительно налаживаете производство отечественных газовых турбин к  обусловленному сроку  — 2025–2026  год, тогда зачем сберегать импортное оборудование?   Получается, что мы  заплатим дважды  — за  сохранение импортного пусть даже с  дисконтом и  за  создание своего. Это неправильно»,  — уверен Дзюбенко.

Выделить до  400  млрд рублей из  федерального бюджета на  замену иностранного оборудования актуально для Заинской ГРЭС и  Татарстану обязательно нужно «вклиниться в  эту историю» Фото: «БИЗНЕС Online»

Есть  ли риск, что у  энергооборудования  «поедет крыша»?   

Информационная безопасность тревожит не  меньше комплектующих. Критичное оборудование напрямую связано с  производителями, поэтому с  введением санкций предприятия энергоотрасли России перевели работу энергооборудования в  автономный режим. Проще говоря, «обрубили» связь с  иностранными производителям и, рассказал Минибаев.

Сейчас компании заменяют программное обеспечение на отечественное. В ряде компаний энергетического комплекса разработаны дорожные карты по замещению контроллерного оборудования на отечественный аналог. Марат Минибаев Замминистра промышленности и  торгов РТ


«Мозги» любого объекта электроэнергетики  — АСУТП (автоматизированная система управления технологическим процессом). На  энергообъектах в  РТ, как правило, применяются отечественные системы и  решения: ProSoft, «ЮГ-СИСТЕМА плюс», ЭКРА. Но  каналы связи (сетевое оборудование, оборудование мультиплексирования, автоматические телефонные станции)  — иностранного производства (Cisco, Siemens), развил тему Большаков.

«При выходе из  строя возникнет потребность в  запасных частях, которые теперь не  поставляются в  Россию. Вариантом решения здесь может быть параллельный импорт и  переход на  оборудование отечественного производства. Аналоги в  России есть, но  сроки поставки очень длительные, потому что теперь все раскупают очень быстро, а  логистические цепочки частично нарушены »,  — пояснил он.

На  ПГУ стоят самые популярные в  мире газовые турбины Siemens SGT-2000E в  9  и  8  модификации. «СИБУРу» повезло  — они купили активы, в  которых агрегаты уже установлены на  свое рабочие места» Фото: ©  Александр Гальперин, РИА «Новости»

«СИБУРу  повезло  — он  купил  активы, в  которых агрегаты уже установлены»

Перейдем к  электрогенерации на  промышленных предприятиях. Татарстанские проекты СИБУРа строятся на  оборудовании  немецкой Siemens, которая со  скандалом ушла из  России. К  счастью, турбины успели завезти и  для «Нижнекамскнефтехима», и  для «Казаньоргсинтеза». С  НКНХ проблем нет, геноборудование работает в  сети и  вырабатывает электроэнергию, схема выдачи мощности была составлена до  января этого года,  рассказал представитель предприятия в  ответ на  запрос «БИЗНЕС Online».

Чуть сложнее ситуация на  КОСе, где строительство энергообъекта началось позднее. Там  возможны сложности с  поставкой насосов и  компрессоров . По  сведениям наших источников, Siemens отказалась от  сотрудничества по  проекту, вопрос с  пуско-наладкой еще  не  решен.  «Прорабатывается формат дальнейшего сотрудничества с  подрядчиком, а  также возможности взаимодействия с  другими партнерами. Строительство объекта продолжается»,  — отметили на  КОСе.

На  предприятиях СИБУРа стоят самые популярные в  мире газовые турбины Siemens SGT-2000E в  9  и  8  модификации. «СИБУРу повезло  — он  купил  активы, в  которых агрегаты уже установлены на  рабочие места»,  — заметил Файзрахманов.

Зачем КОСу и  НКНХ своя генерация?

Лемаевская ПГУ (ПГУ-ТЭС Нижнекамскнефтехима мощностью 495  МВт) предназначена для утилизации продуктов пиролиза производства этилена (метано-водородной фракции) и  одновременной выработки электрической энергии для собственных нужд предприятия. Использование собственной электроэнергии снизит затраты на  приобретение энергоресурсов, что положительно скажется на  себестоимости готовой продукции «Нижнекамскнефтехима».

Лушниковская ПГУ (ПГУ-ТЭС Казаньоргсинтеза мощностью 250  МВт) предназначена для выработки электрической энергии, для обеспечения электроснабжения объектов основного промышленного производства предприятия. Реализация проекта существенно сократит затраты на  покупную электрическую энергию  с  внешней сети, что снизит  себестоимость выпускаемой продукции. Эффект будет достигнут за  счет использования в  качестве топлива для установки синтетического газа  — побочного  продукта  производства.

В  реализации проекта и  создании схемы выдачи мощности Лушниковской ПГУ  помимо самого КОСа участвует ТГК-16, как владелец Казанской ТЭЦ-3, а  также «Сетевая компания», которая частично меняет топологию сети Казанского энергорайона под это технологическое присоединение. Создаваемая электрическая схема позволит подключить новую генерацию без ущерба действующим потребителям, а  также повысит надежность электроснабжения потребителей Казани, рассказал Большаков.

«Единственное, есть контрактные обязательства Siemens  — сдать станцию под ключ и  запустить  ее, и  есть гарантийный период. Но  сейчас возникли коллизии, связанные с  международной обстановкой. Как бывший сотрудник Siemens хотел  бы защитить компанию. Они в  меньшей степени виноваты. Это недружественные страны  ставят такие условия, при которых компании не  могут работать в  России.  „Siemens Энергетика“ находится в  клещах международной обстановки, и  у  нее не  получается в  срок запустить энергоблок на  КОСе »,  — добавил наш собеседник.

Заказчик может привлечь стороннюю компанию, которая доработает объект до  рабочего состояния и  запустит ПГУ в  работу, как это было ч  турбиной Siemensв  Крыму, поставка которой в  обход санкций вызвала громкий скандал. От  нового подрядчика ожидают поставку комплектующих, АСУТП, и  систем  управления электроснабжением.

Файзрахманов предлагает на  эту роль  татарстанские компании. По  его словам, например, «КЭР-холдинг» может браться за  такие проекты в  энергетике. Но  ему нужна поддержка в  виде кредитного финансирования. « Есть „КЭР-Автоматика“, „КЭР-Инжиниринг“ и  другие татарстанские компании. Они могут запустить автоматику на  таких объектах, провести пуско-наладку и  наладить сервис »,  — уверен эксперт.

Только  15% генерации в  стране может исходить из  ВИЭ, все, что выше  — дорого и  ненадежно для системы Фото:  Malte Ossowski / SVEN SIMON  / www.globallookpress.com

Про солнечных зайчиков и  ветряные мельницы

Нужна  ли сейчас генерация на  альтернативных источниках? Может, с  закрытием экспорта пропала и  потребность снижать углеродный след российской экономики? Дзюбенко уверяет, что ВИЭ  — это долгосрочный тренд, завязанный не  только на  Европе. Разворот экспортных поставок в  сторону стран азиатско-тихоокеанского региона содержит ровно те  же риски и  ограничения. «Повестка низкоуглеродного развития принята в  глобальном масштабе, ее  разделяют и  в  Индии, и  в  Китае, и  на  Ближнем Востоке»,  — сказал  он.

Вопрос не  в  экспорте и  импорте, а  в  развитии самих технологий, считает Минибаев. Стоимость производства электроэнергии в  мире из  альтернативных источников, в  частности солнца, за  10  лет снизилась примерно на  89%, ветра  — на  70%. Все зависит от  оборудования, которое используется в  этих целях. «Понятно, что в  России даже снизившаяся стоимость ВИЭ  не  может конкурировать с  ценой на  тепловую генерацию, хотя в  торгах по  ДПМ ВИЭ, которые были в  сентябре 2021, цена в  некоторых регионах начиналась от  1,7 рубля за  кВт/ч  — это сопоставимо с  ценой на  оптовом рынке (2,64  рубля)»,  — объяснил  он. 

Резко против «зеленизации» энергетики выступил Грачев. По  его словам,  советские физики якобы доказали, что ни  солнце, ни  ветер не  могут быть основой промышленной энергетики из—за слишком маленького исходного потока энергии. Эксперт уверен, что только  15% генерации в  стране может исходить из  ВИЭ, все, что выше  — дорого и  ненадежно для системы : «В  Германии, например, за  15% вышли, поэтому у  них громадные проблемы были зимой в  этой части. В  России пока всего  1% альтернативной энергетики  — есть огромный запас в  развитии. Но  надо понимать, что это должны быть отдельные локальные решения, например, для Якутии и  Камчатки актуально, там это будет дешевле, чем дизель».

Компания  Enel  в  прошлом году выигрывала в  программе ДПМ ВИЭ квоту на  строительство ветропарка мощностью 72  МВт в  Ставрополе, но  решила перенести проект в  Чистопольский район Татарстана Фото:  Cfoto/Keystone Press Agency  / www.globallookpress.com

Тем не  менее, в  Татарстане не  умирает надежда  на  альтернативную генерацию. Дальше всех в  этом вопросе еще до  всех мировых потрясений продвинулся итальянский Enel. Компания в  прошлом году выиграла в  программе ДПМ ВИЭ квоту на  строительство ветропарка мощностью 72  МВт в  Ставрополе, но  решила перенести проект в  Чистопольский район Татарстана . Сейчас итальянцы ушли из  России и  проект был заморожен. Но, как оказалось, новые акционеры «Энел Россия»  — «Лукойл» и  фонд «Газпромбанк-Фрезия», все еще заинтересованы в  строительстве ветропарка в  Татарстане , хоть и  не  готовы тратиться на  это прямо сейчас. «Компания ПАО „Энел Россия“ обладает одним нереализованным проектом ДПМ ВИЭ, но  на  данный момент сфокусирована на  реализации существующих проектов в  сфере ветрогенерации, сохраняя при этом интерес к  проектам ВИЭ в  обозримой перспективе»,  — рассказали нам в  пресс-службе компании.

Интересно, что до  этого площадкой интересовалась «Татнефть», которая проводит ветроизмерения в  районах  РТ. Нефтяники в  свое время даже планировали производство ветроэнергетического оборудования совместно с  Enel, а  сейчас остановили свой выбор на  челябинской «Рэкоинвест». В  производстве будет использоваться оборудование и  технологии китайской компании Harbin Electric Corporation WindPower.

Сейчас проблем с  продажей нефти даже в  Европу, по  словам Юшкова, нет, ЕС  закупает ее  со  скидкой в  максмальных объемах Фото: ©  Максим Богодвид, РИА «Новости»

«Сложно предугадать объем потребности в  мощности»

Снижение потребления электроэнергии Сабирзанов видит самой главной  угрозой для отрасли. Да, сейчас это незаметно, но  сворачивание производств, по  его мнению, к  этому приведет. «Если Европа откажется от  поставок российской нефти  и  сократятся покупки газа, это приведет к  снижению добычи и  транспортировки энергоносителей. Потребители высказывают риски значительного сокращения производства металлов. Основные потребители электроэнергии  — это нефтегазодобыча, нефтехимия и  металлургия. По  всем этим направлениям может случиться серьезное снижение »,  — предрекает  он.

Снижение потребления  — нерешаемая проблема для генерирующих компаний. Они не  могут компенсировать его за  счет поставок в  Азию, Африку или Южную Америку. «Электроэнергия  — не  металл и  не  нефть, в  ведре не  унесешь»,  — объясняет топ-менеджер «Татэнерго». 

Электроэнергетика  — очень капиталоемкая отрасль. Оперативно вывести излишние мощности и  при необходимости ввести не  получится. Это связано с  необходимостью обеспечить системную надежность энергоснабжения, а  с  другой стороны  — необходимостью значительных финансовых вложений. В  действующей модели работы рынка нет достаточно мотивации для вывода излишней мощности  — генерирующие компании потеряют доходы, которые получат их  конкуренты. Да  и  процесс этот не  из  быстрых, даже глубоко убыточную Уруссинскую ГРЭС выводили три года. Более того, в  условиях высокой волатильности сложно предугадать объем потребности в  мощности. Генераторы обязаны поддерживать в  работоспособном состояние свое оборудование, обеспечивающее пиковые потребности. Таким образом издержки в  энергосистеме будут расти в  любом случае .

Как будет развиваться нефтегазодобыча и  нефтехимия, от  которых так зависит энергетика? Есть два сценария, рассказал «БИЗНЕС Online» ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков . Сейчас все чаще слышны разговоры о  возможной глобальной рецессии, а  дорогие энергоресурсы только сильнее раскручивают инфляцию по  всему миру. Центробанки поднимают ключевые ставки, что приведет к  дорогим кредитам и  снижению производства. «Если мировая экономика действительно будет снижаться, тогда потребность в  энергии будет меньше (производство товаров снизится, их  не  надо будет перевозить), соответственно, потребление нефти в  мире упадет. В  этом сценарии миру понадобится меньше нефти, и  России сложно будет ее  продавать, придется сократить добычу»,  — рассуждает аналитик.

С  другой стороны, внутренний рынок России тоже сжимается, но  вместе с  этим растет спрос на  замещение импорта, что может способствовать росту производства. «Непонятно, какая тенденция победит  — то  ли спад экономики и  потребления. Или наоборот  — наши газохимия и  нефтехимия перестроятся, и  будут выпускать продукты, которые раньше импортировались и  это позволит удержать суммарные объемы переработки и  выпуска продукции»,  — сказал  он. 

Сейчас проблем с  продажей нефти даже в  Европу, по  словам Юшкова, нет, ЕС  закупает ее  со  скидкой в  максимальных объемах. Мол, эмоции улеглись, это в  марте–апреле трейдеры отказывались принимать российские энергоносители. Ситуация может измениться с  5  декабря, когда вступит в  силу запрет на  поставки российской  нефти в  страны  ЕС, а  во  втором полугодии 2023-го  то  же самое произойдет с  нефтепродуктами. «Тогда надо будет смотреть, сколько нефти мы  сможем законтрактовать на  азиатские рынки, как ее  туда доставить»,  — заключил эксперт.

Если говорить про глобальные перспективы, то  по  прогнозам гендиректора Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора  Тамары  Сафоновой , добыча нефти и  газового конденсата в  России может снизиться к  2050  году на  62% по  пессимистичному сценарию, на  43% по  базовому сценарию и  на  24% по  оптимистичному. При этом для электроэнергетики есть позитивный тренд. Так, по  базовому сценарию, к  2050 году россияне купят до  10  млн электромобилей, что  потребует  роста генерации электроэнергии на  3 процента.

Диана Авакян Инфографика: «БИЗНЕС Online»

Последние новости

Переход Wildberries: что ожидает продавцов и покупателей

Предприниматель Данила Прядко делится своим мнением о влиянии изменений в компании на рынок.

Новая статистика по вакцинации в городе

Вакцинация достигла новых высот в борьбе с инфекциями.

Жители Казани и Ижевска получили новые наборы мыла

Власти организовали раздачу наборов для улучшения гигиенических условий.

Card image

В мире современного строительства и производства металлопрокат играет ключевую роль

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *